Вестник News
1 USD = 3.557 ₪ (-0.364)
1 EUR = 4.1675 ₪ (+0.248)
1 CAD = 2.8578 ₪ (+0.193)
22-04-2007 09:55 | Политика

Министр финансов Авраам Гиршзон временно ушел в отставку


Он отправил за решетку арбитра колумбийских наркокартелей, и спас жизнь «алюминиевому барону» Михаилу Черному. Этого человека называли «серой мышью», но на его счету десятки блестящих операций против мафиози международного масштаба. Годами его не замечали израильские коллеги, зато знакомством с ним гордились голландские, британские и испанские сыщики. У него страсть к использованию тайных агентов, и весьма настороженное отношение к журналистам. Заветная мечта – создать аналог Федерального бюро расследований, но отныне основная его забота: как достать деньги. Неофициальная биография нового генинспектора израильской полиции Дуди Коэна.

Разведчик-самоучка

Будущий главный полицейский на протяжении всей своей карьеры не привлекал особого внимания ни вышестоящего руководства, ни коллег, ни журналистов. Он не выделялся среди сверстников в школе, ничем не отличился и во время службы в десантных войсках. В 1977-м 23-летний Дуди Коэн пошел по стопам отца работать в полицию. В дальнейшем его примеру последовал младший брат Моти. Спутницу жизни, Меиру, он также подобрал из полицейской среды.
Более десяти лет Коэну поручали самые заурядные и скучные задания. Какое-то время он был простым патрульным, затем занимался обращениями граждан и административной работой. Лишь в конце 1980-х его назначали на руководящую должность, и то, во многом из-за внеплановой смены кадров в окружном управлении. Коэн стал начальником полицейского отделения Герцлии. Хотя за несколько лет пребывания на этом посту он не провел ни одной «громкой» операции, именно тогда впервые проявилась его страсть к работе с секретной агентурой, тонкостям филерского искусства и использованию прослушивающей аппаратуры. Новый руководитель демонстрировал полное безразличие к междоусобным войнам своих заместителей, не стремился добиться расположения высшего начальства, ради дальнейшего карьерного роста. Зато он будто дорвался до своей естественной стихии, и наравне с основными обязанностями, лично вербовал тайных информаторов, курировал группы наружного наблюдения, ночами изучал секретные донесения и досье лидеров местной преступности. С тех пор ставка на агентуру в криминальной среде стала отличительным почерком будущего главы полиции. Некоторые из его тогдашних сексотов, продолжали приносить ему пользу в последующие годы. Характерным примером служит «наемный киллер», упоминающийся в различных уголовных делах лишь по первой букве имени «С», благодаря которому в 1995-м Коэну удалось предотвратить покушение на предпринимателя Михаила Черного. Первоначально на сотрудничество с разведчиком-самоучкой шли в основном мелкие воришки, стареющие проститутки и наркоманы. Однако со временем в его агентурной картотеке появились личные дела крупных коммерсантов, представителей тель-авивской богемы и известных спортсменов. Так, уже возглавляя Негевский округ полиции, в апреле 1997-го Коэн лично завербовал бывшего чемпиона страны по классической борьбе. По прошествии семи месяцев это позволило арестовать и подготовить обвинительные заключения сразу против 19 основных наркоторговцев Бэер-Шевы, причем пятеро из них считались ключевым фигурами в своем бизнесе по всему негевскому региону.

Мишень для мафии

После нескольких лет работы в Герцлии, руководствуясь не столько предрасположенностями и способностями кандидата, сколько требованиями кадрового управления, начальство назначило Коэна командиром курсов по подготовке полицейских офицеров. На этом посту он пробыл совсем недолго и в 1993-м возглавил Центральное управление (ЯМАР) Тель-авивского округа.
Новая должность позволила Коэну попробовать себя в качестве руководителя относительно крупной полицейской структуры и заняться серьезными делами, связанными с организованной преступностью. Он значительно усовершенствовал навыки, приобретенные в бытность главой герцлийского отделения, и расширил круг своих информаторов. Коэн специализировался на операциях против лидеров нелегального игорного бизнеса и наркомафии. Его деятельность отличалась не только широким использованием сексотов, наружного наблюдения, и «прослушки», но также внедрением полицейских под различными «легендами» в криминальные группировки, и тесным взаимодействием с иностранными коллегами. В результате ему удалось успешно провести ряд уникальных операций международного масштаба.
Так, в июне 1994-го была сорвана попытка завести в страну три тоны гашиша, что в то время являлось самой большой партией наркотиков за всю историю Израиля. Еще через несколько месяцев, подразделение Коэна обезвредило группу из 15 израильтян, основавших в Голландии крупнейший в мире подпольный завод по производству таблеток «экстази». Они имели связи с мафиозными структурами Голландии, Дании, Бельгии, нескольких стран Восточной Европы и Латинской Америки. Работу по обустройству завода израильские наркоторговцы начали в июле 1993-го, и почти с самого начала в составе группы действовал агент Коэна. Более того, начальник ЯМАРа сам приехал в Амстердам, и был представлен хозяевам завода как надежный поставщик химических препаратов, необходимых для производства. Лично познакомившись с «клиентами» и тщательно изучив строение предприятия, он затем несколько дней провел с голландскими сыщиками, обсуждая детали предстоящей совместной операции. В сентябре 1994-го все члены группы были арестованы, десять из них в Израиле, остальные в Голландии и Бельгии.
В марте 1995-го, опять же с помощью секретного агента, Коэн сумел «обыграть» двух офицеров запаса израильской военной разведки, готовивших покушение на Михаила Черного, и в конце того же года отправил за решетку видного представителя колумбийской наркомафии Рони Мана.
Сей персонаж, покинувший Израиль в 1976-м, три года спустя был задержан полицией Перу за торговлю наркотиками. Отбывая заключение в тамошней тюрьме, он обзавелся весьма полезными связями, и в течение нескольких лет после выхода на свободу занял видное положение в криминальной иерархии всего Латиноамериканского региона. К началу 1990-х Ман стал международным эмиссаром колумбийского наркокартеля Кали. Он отвечал за связи колумбийцев с западноевропейскими мафиози и выступал в роли арбитра при возникновении «рабочих конфликтов» между обеими сторонами. В 1993-м Ман руководил грандиозной по своим масштабам сделкой, в рамках которой в Западную Европу были завезены сотни тон марихуаны, гашиша и кокаина. За ним безуспешно охотились спецслужбы США, Голландии, Германии и Испании, но, в конечном итоге, именно Коэн сумел не только арестовать Мана, но и добиться от него признания во всех совершенных преступлениях.
В результате операций против израильских мафиози, осевших за границей, а также благодаря агентурной разведке, Коэн собрал массу информации о международной деятельности лидеров отечественной преступности. Некоторые из них, как до того, так и долгие годы впоследствии, по весьма странным причинам, оставались для полиции вне досягаемости. В августе 1995 года прямо возле дома Коэна была взорвана его машина. В организации покушения подозревались такие хорошо известные персонажи, как Зэев Розенштейн и один из членов семьи Альперон. А еще через полгода, видимо посчитав деятельность главы ЯМАРа слишком успешной, начальство перевело его на другое место работы. Коэн был назначен руководителем Негевского областного управления полиции.

Ловец бедуинов и кавказцев

Коэн оказался в одном из самых криминогенных регионов страны, причем как раз в то время, когда там происходил очередной всплеск преступности. В год его назначения на новую должность количество только тяжких преступлений в Негеве возросло почти на 25%. Этому способствовали чрезвычайно сложная социально-экономическая и демографическая ситуация, а также географическое положение региона. Здесь традиционно пролегают маршруты с юга на север, используемые для контрабанды живого товара, наркотиков, оружия, табачно-сигаретной продукции, золота, и верблюдов. В этом бизнесе участвуют мафиозные структуры и представители спецслужб Египта, Судана, Ливии и Ирана, а также преступные группировки Турции, республик Южного Кавказа и Восточной Европы. Однако ключевая роль в негевском транзите принадлежит родственным кланам египетских и израильских бедуинов. Контрабанда для них - образ жизни и единственный источник дохода. Их труд значительно облегчает почти полное отсутствие охраны на границе между Египтом и Израилем.
Соблюдение древних законов и обычаев кочевых племен, а также участие в международной контрабанде, во многом определяют роль бедуинов в преступной деятельности в пределах самого Негева. Многие из них промышляют кражами, рэкетом, наркоторговлей. Кроме того, из-за соперничества в криминальном бизнесе, время от времени между различными кланами происходят вооруженные столкновения. Вдобавок, в течение 1990-х годов бедуины попали под влияние Южного крыла Исламского движения израильских арабов, что спровоцировало еще большую напряженность между ними и государством.
Сразу же по вступлению в новую должность Коэну пришлось с головой окунуться в эту весьма специфическую атмосферу преступного мира. Уже в июле 1996-го он руководил подавлением бедуинских беспорядков, вызванных противоречиями из-за земельных участков. Затем ему не раз доводилось улаживать межклановые конфликты, ездить в отдаленные кочевья на переговоры с шейхами, гоняться по пустыне за контрабандистами, устраивать облавы на арабских и еврейских наркодельцов. Однако, незадолго до окончания «командировки» в Негев, Коэн вдруг столкнулся с преступниками, многократно превосходящими по своему профессиональному уровню местных «авторитетов». Данное обстоятельство особо подчеркивалось в материалах следствия по этому делу.
В мае 1998-го в полицейское отделение Беэр-Шевы обратился предприниматель, сообщивший, что ему угрожают неизвестные, требуя 200 тысяч долларов. В случае отказа, рэкетиры обещали взорвать машину коммерсанта, а также похитить его детей и прислать по почте их обрубленные пальцы. Полицейские сразу обратили внимание, что неизвестные обладают точной информацией о близких бизнесмена, его маршрутах передвижения и финансовом положении. Было также установлено, что рэкетиры пользовались исключительно общественными телефонами. Причем каждый раз они звонили из другого города, а длительность разговора не позволяла своевременно зафиксировать точное их местонахождение. В итоге, было решено согласиться на передачу денег, после чего рэкетиры были арестованы. Ими оказались двое выходцев с Северного Кавказа, всего лишь 20 и 25 лет.

Почти глава разведки

Летом 1998-го Коэн, наконец, попал в настоящую разведку, причем сразу в должности заместителя начальника. Первые два года он в основном занимался своими излюбленными направлениями: организованной преступностью и наркомафией. Однако к середине 2000 года обычные приоритеты работы стали меняться под воздействием политических событий.
Еще за несколько месяцев до начала интифады Коэн был назначен главой специальной группы, задача которой состояла в подготовке планов действий полиции на случай обострения ситуации: от локальных беспорядков, до крупномасштабных вооруженных столкновений. В 2001-м, уже после начала интифады, на него была возложена ответственность по разработке оперативных планов полиции на случай повторения массовых волнений израильских арабов, а также координация по данному вопросу, в области разведки, со Службой общей безопасности (ШАБАК). Контакты Коэна с этой структурой еще более участились осенью того же года, когда он возглавил одну из рабочих групп по подготовке рекомендаций на предмет повышения мер безопасности парламентариев, вследствие убийства министра туризма Рэхавама Зэеви. Участвуя в совместных заседаниях руководства полиции и ШАБАКа, Коэн познакомился с тогдашним шефом этой спецслужбы, нынешним министром внутренней безопасности Ави Дихтером.
Хотя Коэн, как и в начале карьеры, избегал участия в «дворцовых» интригах, сторонился политики, и не искал себе влиятельных покровителей, в начале 2001-го его позиции в центральном штабе заметно усилились. Новым генеральным инспектором стал Шломо Ахаронишки, который очень ценил Коэна и абсолютно ему доверял. В прошлом они несколько лет работали вместе, когда новый начальник полиции еще возглавлял Тель-авивский округ, а Коэн руководил окружным Центральным управлением. В течение последующих трех с половиной лет генинспектор всячески пытался продвинуть его по служебной лестнице. Вначале Ахаронишки предложил кандидатуру Коэна на пост начальника Следственного управления (АХАК), но эта идея не понравилась тогдашнему министру внутренней безопасности Шломо Бен-Ами. Позже, глава полиции планировал создание Штаба по координации с палестинскими правоохранительными органами, во главе с Коэном. Однако и этот замысел не был реализован, вследствие почти полной бездеятельности гражданской полиции автономии. В конечном итоге, в сентябре 2002-го, Ахаронишки повысил Коэна в звание генерал-майора и назначил начальником Оперативного управления полиции (АГАМ).

Преемник Либерманова «писаря»

Продвижение Коэна по служебной лестнице продолжилось уже при новом генеральном инспекторе Моше Каради. Этому в немалой степени способствовало то обстоятельство, что они были почти ровесниками, и оба служили в десантных войсках. Более того, одновременно с назначением Коэна начальником Негева в 1996-м, Каради возглавил соседнее областное управление «Лахиш». В последующие два года они неоднократно встречались, оказывая друг другу поддержку в оперативных и технических вопросах. Показательно, что в июле 2004-го Каради доверил Коэну руководство именно Южным округом, который он сам возглавлял до вступления в должность генинспектора. А ведь назначение на этот пост требовало согласования не только с министром внутренней безопасности, но и главой правительства. Личности начальника данного округа придавалось особое значение, поскольку предполагалось, что он должен отвечать за основную подготовку полиции к участию в «размежевании». При этом учитывался не столько опыт работы Коэна в Негеве, сколько его абсолютная аполитичность. Однако все эти расчеты оказались напрасны, и он пробыл на новом посту лишь считанные месяцы.
В конце ноября 2004 года, на основании рекомендации юридического советника правительства, Каради отстранил Моше Мизрахи от должности главы Следственного управления. Так завершилась шумная эпопея, начавшаяся в 1998-м с негласных прослушиваний телефонных разговоров политиков, в частности Авигдора Либермана, санкционированных тогдашним шефом Управления по борьбе с международными преступлениями (ЯХБАЛЬ). Теперь же требовалось срочно найти преемника Мизрахи. Причем, для столь деликатной должности следовало подобрать человека далекого от политики, пользующегося особым доверием генинспектора, а также имеющего опыт работы в полицейской разведке. Подобные критерии определялись тем, что в будущем планировалось объединить воедино следственное и разведывательное управления. Цель реформы заключалась в повышении координации между двумя основными подразделениями полиции, а также в активизации борьбы с оргпреступностью и коррупцией в высших эшелонах власти. В результате, глава нового управления автоматически становился одной из ключевых фигур во всей правоохранительной системе.
При таких обстоятельствах кандидатура Коэна представлялась Каради идеальной: лоялен, лишен амбиций, абсолютно аполитичен. К тому же генинспектор вспомнил о планах своего предшественника назначить Коэна главой Следственного управления, а также о его опыте работы в качестве зам начальника разведки. Так в декабре 2004-го Коэн стал руководителем еще пока не существовавшей новой структуры. Ему-то и пришлось заниматься созданием Следственно-разведывательного управления. Он разработал детальный план по практической реализации этого замысла и начал претворять его в жизнь, в первую очередь, на уровне руководства обоих подразделений. Правда на том и завершилась его работа. Ровно через год Коэн вновь был переброшен на новый фронт борьбы с преступностью, возглавив Центральный округ полиции. Объединение следственного управления и разведки так и застыло в коридорах центрального штаба, а на местах все осталось практически без изменений.

Неожиданный избранник

Коэн возглавлял Центральный округ в течение последнего года и трех месяцев. После того, как в феврале 2007-го был опубликован отчет комиссии Зайлера, подвергшей резкой критике действия полиции в деле криминальных авторитетов братьев Фариньян, и Каради заявил об уходе в отставку, фамилия Коэна даже не упоминалась в числе его возможных преемников. Поэтому известие о назначении главы Центрального округа на пост генинспектора стало полной неожиданностью не только для масс-медиа, но и полицейского генералитета.
Хотя министр внутренней безопасности Ави Дихтер не пожелал раскрывать соображений, которыми он руководствовался в принятии этого решения, но наверняка, им учитывалось, что Коэн не являлся объектом критики комиссии Зайлера, и вообще никогда не был замешен в каких-то скандалах или «грязных» историях. Опять же, скорее всего, пошли ему на пользу отстраненность от политики и полное безразличие к «разборкам» между различными группами в руководстве полиции. Вместе с тем, экс-начальнику Службы общей безопасности, начинавшему карьеру в агентурной разведке, не могла не импонировать неизменная тяга Коэна к работе с тайными информаторами и его несомненные достижения на этом поприще. И уж никто не обратил внимания на то, что новый генинспектор и его будущий зам Шахар Аялон из всех нынешних полицейских генералов поддерживали самые тесные отношения со Службой общей безопасности, в период, когда ею руководил Ави Дихтер. Оба эти назначения фактически стали компромиссом между стремлением экс-главы ШАБАКа поставить во главе правоохранительной системы кого-то из бывших офицеров этой службы, и требованиями полицейских подбирать кандидатуры из их круга.
Именно из-за опасений перед «захватом» полиции выходцами из Службы общей безопасности, большинство служителей правопорядка положительно восприняли назначение Коэна. Конечно, были и недовольные, особенно среди генералов, считавших себя куда более подходящими для этой должности. Именно они, и их приближенные, указывали в общении с журналистами на то, что новый генинспектор всегда считался «серой мышью», ничем не выделялся, лишен харизмы и необходимого опыта.
Как ни странно, но кроме пересказа подобных «обличений», а также сухого перечисления основных этапов биографии Коэна, израильские журналисты не смогли рассказать о новом главном полицейском страны ничего более интересного.

Источник: NEWSru.co.il
Версия для печати

    

Яир Лапид: коррупция в высших эшелонах власти и бездействие правительства перешло все границы!

Яир Лапид: коррупция в высших эшелонах власти и бездействие правительства перешло все границы!"За последние пять с половиной лет в политике, я встретил больше нарушителей и преступников, чем за всю свою жизнь. Депутаты Кнессета оскорбляют друг друга, обвиняют в разных грехах, не имея при этом никаких доказательств. Против министров и главы правительства ведутся уголовные расследования. Приближенные... Подробнее

НДИ против закона о монополии главного раввината на гиюр

НДИ против закона о монополии главного раввината на гиюрНам стало известно, что в ближайшее воскресенье на утверждение министерской комиссии по законодательству будет вынесен законопроект о «государственном гиюре», закрепляющий за Главным раввинатом абсолютную монополию на признание еврейства. Партия «Наш дом Израиль» выступает категорически против данного законопроекта. ... Подробнее

Яир Лапид: правительство должно проявлять инициативу, а не бездействовать!

Яир Лапид: правительство должно проявлять инициативу, а не бездействовать!Лидер партии "Еш Атид" Яир Лапид выступил 12 июня на первом заседании парламентского лобби по политическому прогнозированию развития сектора Газы, которое возглавляет депутат Кнессета Хаим Елин ("Еш Атид"). "Сразу после окончания операции "Несокрушимая скала" я не раз говорил, что... Подробнее

Либерман: Нормализация с умеренным арабским миром - главный приоритет

Либерман: Нормализация с умеренным арабским миром - главный приоритетМинистр обороны Авигдор Либерман, выступая в Кнессете, заявил, что вопрос сектора Газы невозможно рассматривать вне контекста всех проблем, связанных с самим фактом пребывания ХАМАСа у власти. По словам главы оборонного ведомства, внимательно наблюдая за действиями, предпринятыми ПА с момента избрания Дональда Трампа... Подробнее

Министерская комиссия по законодательству утвердила законопроект о прекращении выплат террористам

Министерская комиссия по законодательству утвердила законопроект о прекращении выплат террористам11 июня министерская комиссия по законодательству утвердила к голосованию законопроект депутатов от фракции «Еш Атид» о прекращении выплат находящимся в израильских тюрьмах террористам или их семьям. Инициаторами закона выступают Элазар Штерн – генерал-майор запаса, депутат Кнессета, Яаков Пери – экс-глава ШАБАКа,... Подробнее

Либерман: Заявления политиков о строительстве в поселениях далеки от реальности

Либерман: Заявления политиков о строительстве в поселениях далеки от реальностиМинистр обороны Авигдор Либерман перед началом заседания правительства сказал, что практически все заявления политиков, касающиеся ситуации со строительством в поселениях, не имеют ничего общего с реальностью. По словам лидера партии НДИ, он лучше чем кто бы то ни было знает, каковы потребности поселений в... Подробнее

Юлия Малиновская проверила, как больничные кассы выполняют решение Кнессета

Юлия Малиновская проверила, как больничные кассы выполняют решение КнессетаПо следам обсуждения 3-месячной давности комиссией Кнессета по здравоохранению вопроса реализации прав онкологических больных, депутат Кнессета от партии «Наш дом Израиль» Юлия Малиновская провела вместе с представителем минздрава инспекционную поездку по больничным кассам страны с тем, чтобы выяснить , насколько... Подробнее

Кнессет утвердил закон о статусе израильтян, пострадавших в терактах за рубежом

Кнессет утвердил закон о статусе израильтян, пострадавших в терактах за рубежомКнессет единогласно утвердил во втором и третьем чтениях законопроект депутата Хаима Елина ("Еш Атид"), согласно которому израильтяне, убитые или раненые в результате терактов за рубежом будут признаваться жертвами враждебных действий независимо от того, были ли граждане Израиля или евреи основной или... Подробнее

Репатрианты смогут опротестовать результаты экзаменов на получение врачебной лицензии

Репатрианты смогут опротестовать результаты экзаменов на получение врачебной лицензииВо вторник вечером на пленарном заседании Кнессета во втором и третьем чтениях был утвержден законопроект депутата от партии «Наш дом Израиль» Одеда Форера. Согласно новому закону, должна быть создана апелляционная комиссия для рассмотрения результатов экзаменов, которые сдают новые репатрианты и возвращающиеся в... Подробнее

Директор школы в Тверии призывает учеников уклоняться от службы в армии

Директор школы в Тверии призывает учеников уклоняться от службы в армииДепутат Кнессета от партии «Наш дом Израиль» Одед Форер обратился к министру просвещения Нафтали Беннету и председателю парламентской комиссии по образованию Яакову Марги с требованием принять в экстренном порядке дисциплинарные меры против руководства школы в Тверии, которое настраивает учеников против службы в... Подробнее

Фракция "Еш Атид" против финансирования израильских левых партий иностранными организациями во время предвыборной кампании

20 марта на пленарном заседании Кнессета состоится окончательное утверждение законопроекта об ограничении деятельности НКО в предвыборный период. Данная законодательная инициатива так же известна, как закон "V15" (по названию организации, призывавшей на последних выборах голосовать против "Ликуда" и лидера этой партии). Среди всех оппозиционных фракций партия Яира Лапида... Подробнее